Фамильные драгоценности

В день предложения руки и сердца, Ирен поведала жениху, своё условие, при котором она будет согласна. По традиции её дружной семьи жених должен немного измениться! Пауль, так звали парня, попросил объяснения её загадочных слов и был потрясен, когда она это сделала.

“Это - твой свадебный подарок мне!” объяснила она. “По традиции, я должна выполнить это сама, лично! Это будет празднично, и когда это произойдёт, ты будешь частью моей семьи.”
Он хотел воскликнуть “Это …” Но, мой вопрос был прерван её бесцеремонным объяснением.

“Это залог крепкой семьи и предостерегает мужчин от измен! Ты, хочешь изменять мне?!”
Парень растерялся. Она предложила ему, познакомиться с её родственниками мужчинами, что бы он подробнее узнал от них о церемонии. И они все в один голос заявили как они счастливы со своими жёнами и что у них в жизни был, такой редкий шанс, который они использовали.

Две недели он занимался расспросами. Все мужчины её семьи говорили с уверенностью, что он также будет чувствовать то же самое.

Он был в тумане неизвестности и в конце концов, встав на колени перед нею, он произнес: “я готов сделать это.”

Ещё через две недели, они приехали в живописное место с озером и водопадом. Там, они произнесли свои клятвы, в окружении свидетелей, поцеловались. Её лучшие подруги сняв с него всю одежду, сожгли её на костре. Он оказался, абсолютно голый в компании незнакомых девиц. После чего девицы, омыли его тело в холодных водах водопада, перетянули его мужские яички, праздничной, длинной ленточкой и торжественно вручили её конец невесте. Невеста громко смеялась. Ей теперь предстоит быть его проводником на протяжении всей жизни.

Подруги связали ему руки, за спиной и стали помогать невесте делать первые, семейные шаги, вокруг озера, натягивая и дергая за ленточку, возбуждая его мужское достоинство, на радость взорам окружающим. Веселилась вся девичья компания.

Настало время возвращаться назад, для продолжения следующей части церемонии.
Подходя к машинам, он поинтересовался, о праздничном костюме: "Во что меня оденут?!"

“Переживаешь?” спросила невеста риторически.

“Очень!” ответил Он.

“Судя по твоему возбужденному состоянию, этого не скажешь! Тебе нравиться..!"
"Не переживай! Эта ленточка и есть твой праздничный костюм!

На следующую церемонию мужчинам вход строго запрещён, так что мужчин там не будет и стесняться тебе будет не кого!"

Она крепко, до боли в паху, натянула праздничную ленточку, чтобы усадить его в машину. Он повиновался. Через некоторое время они прибыли на новое место церемонии. Это был роскошный большой дом, с чисто убранным необыкновенным красивым двором.

Жениха, также бесцеремонно, за привязанную нарядную, ленточку, вытащили из машины и провели через толпу любопытных женских глаз к импровизированному Алтарю. Там его возбужденное мужское достоинство выставили в окно маленькой взведенной гильотины.

Рядом с ним, с кнопкой в руках, стала его невеста. К ним подошла, с книгой в руках, тожественно одетая, красивая, строгая женщина. Она провела ритуал бракосочетания. В конце ритуала она спросила согласие жениха и невесты. Оба, поочередно, ответили "Да!". В знак любви и согласия, они обменялись поцелуями, невеста отбросила кнопку в сторону и освободила мужские атрибуты любимого, из грозного устройства. Происходящее событие вызвало фурор у присутствующих гостей, женщин.

Уже в качестве законной жены, Ирен, натянула ленту и повела его в сторону дома. На всём протяжении движения до дверей дома, их осыпали лепестками роз, оказывали разные почести, взрывали хлопушки, бросали конфетти, сыпались нескончаемые поздравительные выкрики. Пауль испытывал необъяснимое чувство стыда и унижения.

Наконец супружеская пара достигла дверей дома, где новоиспеченный муж, надеялся спрятаться от любопытных глаз, в какой-нибудь комнате. Но, когда жена выставила его на специальную возвышенность, крошечную сцену, на общее обозрение, его ожидания не оправдались.

Пока гости для наблюдения за церемонией, занимали свои места, в уютном зале Ирен задорно веселилась сама и развлекала публику. Она демонстрировала перетянутые, уже посиневшие яички, дергая за ленточку.

Для услады взоров, поступательными движениями рук, она поддерживала эрекцию полового члена. Громко интересовалась, "Почему, это всё называют мужским достоинством?! Что может быть внутри перевязанной мошонки? Это необходимо выяснить!"

Когда зал успокоился, воцарилась тишина. На маленькую сцену вынесли симпатичный диванчик. Ирен отпустила ленту и села на него. Стала спокойно, что-то ждать. Девочки в белых халатах, положили Пауля на спину перед любимой женщиной, широко раздвинули ноги и крепко зафиксировали в таком положении.

Обворожительная жена находилась между его ног. Она изящно нагнулась, приблизилась к посиневшим и разбухшим яичкам, достала медицинские инструменты и сильно потянула за праздничную ленту на себя.

Процесс исполнения традиции начался.

Мужчине заклеили рот и подняли голову, что бы он видел и был свидетелем исторического момента. Для взятия пробы генетического информационного материала, Ирен фрикционными действиями довела мужа до оргазма. Наполнила стеклянные емкости содержимым и отдала девушкам в белых халатах, пробы на анализ. Эрекция пропала.

Дальше, совсем не больно, она сделала первый разрез на мошонке. Зал молчал. Очень медленно и очень осторожно, Ирен стала извлекать содержимое из кожаного мешочка. Через некоторое время, первый окровавленный овальный шарик оказался у неё в руках.

Муж был спокоен и боли не чувствовал. Женщины зрители наблюдали молча, за процессом. И тут Пауля, пронзила нестерпимая боль. Он задергался и замычал.

Его дорогая жена импровизировала. Она не спешила отчикнуть шарики. Она стала вытягивать семенные канатики. Вытянув их на максимально возможную длину она зафиксировала их наступив на них, ногой, совсем не опасаясь их раздавить. В этот момент, её супруг, чувствовал себя ужом на сковородке.

Она сделала второй разрез и опытным движением достала ещё один овальный шарик. Крепко сдавив его пальцами, она стала вытягивать канатики и натянула его как струну. Любопытство публики зашкаливало.

Ирен с наслаждением и с большим интересом, смотря ему прямо в глаза, испытывала терпение мужчины. Она максимально сдавливала, обнаженные яички. Играла, как на струнах, на натянутых до предела семенных канатиках. Ей нравилась такое развлечение.

Пауль был на грани болевого шока. Женщины в зале, с восторгом в глазах, прислушивались к каждому движению. Наконец молодая жена сжалилась над своим спутником жизни.

Избавив его от дальнейших мучений, она быстрым движением перерезала, под самый корешок, красно-фиолетовые канатики. В зале послышался дружный выдох облегчения.
Ирен продолжала изучать его глаза.

"Добро пожаловать в семью!” с ухмылкой, тихо сказала она. Потом молодая Жена встала с диванчика. С поднятыми руками вверх она показала залу, оба отрезанных мужских яичка. Она держала их кончиками пальцев за канатики и раскачивала ими в разные стороны, как маятник.

Под аплодисменты, она опустила их в прозрачную баночку с какой-то жидкостью для бальзамирования и плотно закрыла крышкой. Зал аплодировал.

"Это теперь семейная реликвия и очередной экземпляр семейной коллекции!" продекларировала Ирен.

Две медсестры с большим трудом, развязали и освободили кастрированного мужчину. Чтобы зашить раны и при необходимости оказать медицинскую помощь, его переместили на стерильный стол. После медицинской обработки его усадили в кресло-каталку и накрыли пледом.

Через некоторое время, восторженная, молодая жена с баночкой в руках подошла к её молодому мужу и показала ему содержимое. "Ты молодец!" похвалила она его.

"Теперь, все женщины приглашаются в демонстрационные комнаты семейных коллекций, для торжественной установки нового экспоната!" громко объявила она.

"Мужчины в этих комнатах бывают всего один раз в жизни. Только в день удавшейся свадебной церемонии. Их привозят на каталках и знакомят с коллекцией отрезанных яичек состоявшихся родственников.

В другой коллекционной комнате хранятся мужские гениталии не состоявшихся родственников, отрубленные гильотиной , при не удавшейся свадебной церемонии.
Это история нашей с тобой семьи и должен её знать!

Если тебе, через некоторое время захочется ближе рассмотреть свою отрезанную плоть, ты мне скажи. Я принесу". Инструктировала Ирен своего мужа.

"После осмотра коллекций женщины уже с мужьями приглашаются на торжественный банкет. На банкете будет, много интересного. Веселого всем вечера!"

Почему важно оставить свой комментарий к этой статье?

Комментарии помогают нам понять, какие материалы особенно интересны нашим читателям. Это делает сайт лучше, мы будем публиковать ещё больше статей на волнующие вас темы. Если что-то не понравилось – мы тоже учтем )))

Правила оставления комментариев

Фамильные драгоценности: 3 комментария

  1. Ольга Шторм

    Верхние дамы допускают мысль об игре в кастрацию. Нижние мужчины при этом, почему-то, умоляют их кастрировать реально. Парадокс.

    1. Андрей

      Намного более возбуждающим в такой ситуации будет не кастрация, а удаление члена. Госпоже он уже не нужен, и контроль над нижним остается. Плюс широкие возможности для экзекуций над яйцами.

    2. Николай

      Где вы взяли информацию о том, что нижние умоляют кастрировать их реально? Как раз смысл и заключается в том, что нижние умоляют НЕ кастрировать их реально. Игра, в ходе которой нижние "как бы" не знают - произойдет это или нет, что причиняет им типа "моральные страдания". Это скорее элемент более психологического воздействия, чем воздействия физического, как такового (хотя, может у некоторых с поехавшей крышей и до физического доходит)) я не знаю)
      В любом случае всё это нацелено на то, чтобы "пугать" нижнего и с castration play чаще всего практикуют и бондаж, чтобы сделать нижнего максимально беспомощным и предоставить его всего Госпоже. Типа "на все воля верхней". Короче говоря - это направление даже больше к пси-дому относится, где нижний тащится от своей беспомощности. Такая вот psychology, ага..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>